Сергей Шамин: «В Дзержинске нет проблемы с массовым отказом от прививок»

Сергей Шамин: «В Дзержинске нет проблемы с массовым отказом от прививок»

Главный врач городской больницы №2 — о вакцинации от гриппа в городе.

По данным регионального управления Ропотребнадзора, уровень заболеваемость ОРВИ в области превысил эпидемический порог на 11%. В Нижнем Новгороде — на 21%. В Дзержинске из-за ОРВИ на карантин закрыли 6 образовательных учреждений. Кроме того, не так давно в СМИ появилась информация о возможной опасности эпидемии кори. Ею уже болеют несколько человек в соседней Владимирской области. Корь распространяется быстро. Дзержинские медики уверяют, что в городе создана «подушка безопасности». Но она защищает нас, пока люди делают прививки от кори. То же можно сказать о вакцинации от гриппа и ОРВИ.

В январе Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) впервые внесла отказ от прививок в список глобальных угроз человечеству. Есть ли такая проблема в Дзержинске? Об этом мы расспросили главного врача городской больницы №2 Сергея Шамина.

— Вы согласны с решением ВОЗ?
— Не углубляясь в тему глобализации, скажу, что действительно вопрос вакцинации на сегодня стоит достаточно остро. У гриппа, например, есть собственные закономерности распространения и развития. Они достаточно хорошо изучены, хотя вирус имеет способность к мутированию. Каждый медик вам скажет, что единственный способ защититься от заболевания в тяжелой степени — это вакцинация.

— В Дзержинске существует проблема массового отказа от прививок?
— Давайте обратимся к статистике. К нашему учреждению прикреплены порядка 120 тысяч человек. В 2016 году прививки сделали 29 613 человек. В 2017 году — уже 50 393. У нас, правда, немного увеличилось и население… В 2018-м было вакцинировано 47 225 жителей. Небольшое уменьшение по сравнению в 2017-м годом связано с количеством поставляемой вакцины.

— Как можно интерпретировать эти данные? Больше людей стали делать прививки?
— Безусловно! Медики держат ситуацию на контроле, планируют ситуацию. Три-четыре года назад считалось, что для разрыва эпидцепочки от гриппа нужно вакцинировать примерно четверть населения. И нам давали определенное количество вакцин. Сейчас ученые подсчитали, что четверть — недостаточно, что надо уже где-то 40%. Соответственно, нам выдали план и вакцину на 50 тысяч человек. А вот в 2018 году нам дали всего 47 тысяч вакцин.

— Насколько можно судить по цифрам, в городе нет проблемы с массовым отказом от прививок.
— Массово — нет. С чем это связано? Я могу только выдвинуть ряд гипотез. Во-первых, проводится достаточно серьезная просветительская работа, в том числе СМИ. Я замечаю, что в интернете ортодоксальных высказываний против вакцинации стало меньше. Во-вторых, у людей, которые умерли от осложнений, есть родственники. Они тоже агитируют — делятся своим горьким опытом. В маленьком городе отлично работает сарафанное радио.

Наконец, я включил бы сюда инстинкт самосохранения. Когда человек начинает лучше жить, он больше ценит свое здоровье. А мне кажется, мы все-таки стали жить лучше.

— И все же вы ведь до сих пор встречаете ярых антипрививочников?
— Конечно! Я 43 года в здравоохранении. Антипрививочники были всегда, особенно на производствах. Дзержинск считался флагманом химии. Для плотного медицинского обеспечениях рабочих вредных химических производств у нас работал филиал НИИ гигиены труда и профзаболеваний. Потом он превратился в Центр профессиональной патологии. Я работал там 30 лет, и хорошо знаю, что говорят скептики на заводах. Ситуация, к сожалению, не меняется. Эти «аргументы» до сих пор в ходу.

Часто слышал, например, такое: «Я в это не верю, это все ваши планы, вы на этом деньги зарабатываете». Или вот: «Нам выделяют вакцину откуда-то из-за границы, американскую для африканского континента, на нас ставят эксперименты». Или еще: «Вам, медикам, готовят специальную хорошую вакцину, а людей травят химией».

Есть еще куча предрассудков. Прививки вызывают аутизм; прививки не нужны, потому что я и так здоров; это все борьба фармкомпаний… Я не буду их сейчас анализировать, они хорошо известны. Главное, о чем я всегда стараюсь говорить — обратите внимание, что 95% медиков делают прививки. И это не какой-то спецраствор или разработка американских служб, а проверенная отечественная вакцина.

Еще один мой аргумент — печальная статистика.

— Какая?
— К сожалению, каждый год от гриппа и его осложнений в нашем городе гибнут люди. Это, как правило, пневмония либо распространенный васкулит вплоть до отека мозга. Здесь главное, что ни один из умерших не был вакцинирован. Это важно, и, думаю, достаточно наглядно.
Обратимся к статистике по нашему учреждению. В 2016 году (привиты порядка 29 тысяч человек) — 4 летальных исхода (грипп с пневмонией и внебольничная пневмония). В 2017 году (привиты 50 тысяч человек) — ни одного летального исхода. В 2018 году (привиты 47 тысяч человек) — 3 смерти (грипп с пневмонией и эпиглоттит). Снова летальные исходы, надо анализировать. Повторюсь, обязательно надо обратить внимание — ни один из умерших не делал прививку от гриппа.

— В нашем городе в 2018 году достигли заветных 40%?
— Да.

— Получается, что люди в целом охотно прививаются. Значит ли это, что опасности эпидемии нет?
— Я не рискнул бы сказать, что эпидемия нас минует. Врачи не могут давать таких гарантий. Во-первых, у нас нет данных по миграции. Достаточно нескольких инфицированных гостей из зарубежья, чтобы остальные 60% невакцинированных заразились.

Во-вторых, надо понимать, что медицина — не единственное, что влияет на жизнь и здоровье человека. Основной фактор — образ жизни, бережное отношение к самому себе. Поэтому правильно здесь говорить: с точки зрения медицины, мы постарались свести вероятность эпидемии к минимуму.
Ученые мониторят ситуацию по стране, и могут уже более точно предсказать, какой может быть эпидволна в России. Поэтому наша хорошая отечественная вакцина от гриппа готова уже к осени. Я еще раз призываю помнить, что вакцинация — единственный способ защититься от осложнений. Осенью, когда стартует следующая прививочная кампания, я призываю воспользоваться возможностью и обязательно сделать прививку.

Записала Наталья Егорова.

app