Безразличие убивает: за кого сгорела Ирина Славина?

Безразличие убивает: за кого сгорела Ирина Славина?

Трагическая гибель журналистки Ирины Славиной в Нижнем Новгороде стала самой обсуждаемой темой последних дней. Бурлит блогосфера, появляются сотни комментариев неравнодушных с попытками проанализировать и дать оценку случившемуся, ведутся споры и дискуссии.
Мы выделили, на наш взгляд, наиболее интересные мнения из публикаций в СМИ.

Напомним, главный редактор интернет-издания «Коза-пресс» Ирина Славина погибла 2 октября страшной и мучительной смертью, совершив акт самосожжения напротив здания областного ГУ МВД РФ. Ее пытался спасти прохожий, но женщина оттолкнула его. Ирина Славина скончалась от полученных ожогов.
Накануне в соцсетях Ирина рассказала об обысках, которые прошли у нее дома:
«Сегодня 6:00 в мою квартиру с бензорезом и фомкой вошли 12 человек: сотрудники СКР, полиции, СОБР, понятые. Дверь открыл муж. Я, будучи голой, одевалась уже под присмотром незнакомой мне дамы. Проводили обыск. Адвокату позвонить не дали. Искали брошюры, листовки, счета «Открытой России», возможно, икону с ликом Михаила Ходорковского. Ничего этого у меня нет. Но забрали, что нашли — все флешки, мой ноутбук, ноутбук дочери, компьютер, телефоны — не только мой, но и мужа, — кучу блокнотов, на которых я черкала во время пресс-конференций. Я осталась без средств производства. Со мной все нормально. Но очень настрадался Май (собака — прим. авт.). Его до 10:30 не давали вывести на улицу».

А за 10 минут до трагедии на странице Ирины Славиной в соцсетях появилась предсмертная записка с одной фразой: «В моей смерти прошу винить Российскую Федерацию».

Фото: личная страница Ирины Славиной в facebook.com

Интернет-издание «Медуза» пишет, что обыски кроме Славиной проходили еще у пяти жителей Нижнего Новгорода, которые по заявлению нижегородского отделения «Яблока» были свидетелями «по статье об осуществлении деятельности нежелательной организации».

СУ СК РФ по Нижегородской области заявило, что информация
«о том, что смерть погибшей связана с проведением у нее накануне гибели обысков, не имеет под собой никаких оснований. Она была свидетелем и не являлась ни подозреваемой, ни обвиняемой в рамках расследования уголовного дела, по которому проходила».

Ведомство намерено установить психическое состояние женщины, в связи с чем была назначена посмертная психолого-психиатрическая экспертиза.
Знакомые Ирины Славиной рассказывают, что обыск — далеко не первое ее столкновение с силовиками, сообщает интернет-издание. Журналистка всегда про это писала, называла имена и фамилии людей, конкретных сотрудников в конкретных органах. Именно давлением со стороны правоохранительных органов объясняют уход из жизни Ирины ее родные и коллеги. Кстати, сама журналистка еще год назад заявляла о пристальном внимании правоохранительных органов к своим постам на страницах в соцсетях и была уверена, что связано такое внимание с ее журналисткой деятельностью, потому как часто, в своих новостях она рассказывает о фабрикации уголовных дел.

Фото: личная страница Ирины Славиной в facebook.com

Зампред нижегородского отделения партии «Яблоко» Алексей Садомовский сообщил «Новой газете», что поступок Ирины, по его мнению, — «это поступок сильной женщины»:
«Тут многие сейчас говорят: Ира, как же так, ты же была такой сильной женщиной. Она это и сделала от внутренней силы. Невозможно решиться на это, если ты просто хочешь убежать от происходящего».
Садомовский уверен, что это политический символический жест, а не обычное самоубийство:
«Реакция в обществе неоднозначная. Многих задело, и задело глубоко. Но молчаливое большинство как будто вне происходящего, и это лично меня немного задевает. За пределами страны обсуждают то, что произошло со Славиной, а в Нижнем люди реально не в курсе. Потому что это особенность авторитарных режимов: людей максимально отстраняют от общественной жизни».

Журналист Вера Челищева в «Новой газете» пишет:
«Столичным людям, журналистам, активистам, оппозиционерам часто трудно понять тех, кто живет в регионах. Там реальность другая. Это здесь обыски и административные аресты — квест.
А Ирина Славина, чтобы оплатить штрафы, вязала на продажу уютные теплые вещи, а еще делала домашний сыр.
Все, что происходило последнее время в жизни Ирины, — растянутая во времени пытка, когда за твою гражданскую позицию, журналистскую работу, гуманитарную деятельность, не угрожающую безопасности твоей страны, таскают на допросы, судят, обкладывают штрафами, эшники под лупой следят за каждом постом в соцсетях, а бастрыкинцы устраивают унижающие достоинство шмоны в квартире в присутствии твоего ребенка».

Фото: личная страница Ирины Славиной в facebook.com

Московский психиатр, профессор кафедры психиатрии и наркологии МГМУ И.М. Сеченова, доктор медицинских наук Юрий Сиволап в интервью NN.ru отмечает, что причины произошедшего лежат гораздо глубже и не объясняются так просто. Когда Ирина Славина покончила с собой у здания полицейского управления, тут же посыпались высказывания:
«Да как она могла! Оставила мужа и ребенка… Сверхценные идеи… Секта… Должна была бороться… Ей следовало пройти курс лечения антидепрессантами… Здоровый человек на такой поступок не пойдет…» Пойдет. В отчаянии и невыносимых жизненных обстоятельствах. Будучи больше не в силах выносить унижение и насилие над собой. Когда нам, индивидам простого разбора, непонятны мотивы поступков людей гораздо более высокой нравственной организации или, что еще обиднее, когда мы ощущаем собственную неспособность к совершаемым ими поступкам, тогда, конечно, мы найдем утешительные для нас объяснения: «Да они просто больные… Чего им не хватало… Нормальный человек такого не сделает… Все живут, и ничего…»

«КоммерсантЪ» сообщает о призывах основателя правозащитного проекта Gulagu.net Владимира Осечкина. «…Объединиться, чтобы добиться возбуждения уголовного дела по факту доведения Ирины Славиной до суицида, добиться официального расследования данного конкретного факта злоупотребления полномочиями, важно раскрыть все подробности этого нападения на дом и семью журналиста, установить всех должностных лиц (СК, МВД, ФСБ), и добиться вынесения в отношении них справедливого приговора».

Григорий Явлинский на радио «Эхо Москвы» напомнил подобные случаи самосожжения, которые были в истории.
«16 января 1969 года 20-летний студент философского факультета Ян Палах совершил самосожжение в самом центре Праги, на Вацлавской площади. На этот шаг он пошел в знак протеста против безразличия общества, которое смирилось с прекращением демократических реформ, известных как Пражская весна, отказалось от борьбы за свободу, независимость, новую экономику и подчинилось политическому режиму.
В течение трех месяцев после смерти Палаха еще 26 граждан Чехословакии предприняли попытки самосожжения, семеро из них погибли. 18-летний студент Ян Зайиц, как и Палах, сжег себя на Вацлавской площади…»


Поступок Ирины Славиной Григорий Явлинский назвал крайним протестом «против бесконечной государственной лжи, против бесправия и несвободы, против преследований, унижений и беспричинных обысков, против фальсификаций на выборах и уничтожения Конституции, то есть против всего того, в чем мы живем и о чем подавляющее большинство предпочитает молчать».

В Кремле гибель нижегородской журналистки Ирины Славиной считают трагическим происшествием, сообщает РИА Новости, и соболезнуют ее родным. Однако этот вопрос не считают вопросом Кремля.
«Безусловно, это трагическое происшествие, мы соболезнуем родным. Мы не располагаем деталями, но обращаем внимание — губернатор (Глеб) Никитин сказал, что обязательно разберется в произошедшем.
Нет никаких причин сомневаться в том, что губернатор разберется с содержанием дела и выяснит причины, которые могли стать поводом для самоубийства»,
— прокомментировал Дмитрий Песков информагентству.
Глава региона Глеб Никитин на своей странице в Instagram пообещал, что предпримет все усилия, «чтобы расследование обстоятельств, приведших к трагедии, было на контроле на самом высоком уровне».

А пока к месту гибели Ирины люди продолжают нести цветы, ставят свечи. Завтра должны состояться похороны главного редактора «Коза-пресс» Ирины Славиной.

Фото: Роман Яровицын/Коммерсантъ

Фото на главной: Роман Яровицын/Коммерсантъ


app